Сегодня день Святого Георгия – день героев, Георгиевских кавалеров Русской Императорской Армии.

Святой Георгий — белая эмаль,
Простой рисунок… Вспоминаешь кручи
Фортов, бросавших огненную сталь,
И дот, звеневший в вихре пуль певучих.
Твой знак носил казак Козьма Крючков,
И первым кавалером был Кутузов!
Ты гордость воинов, ты доблесть и кураж,
Ты гимн победы под удары пушек.

+++

Святой Георгий сохранил их нам.
Кто в битвах веру с верностью хранил,
Наградой высшей – твой священный орден,
Для тех, кто вопреки, но победил!
И стал тебе, за подвиги – угоден.
На грудь «Георгия» и ленту на плечо.
«Равняйсь во фрунт!» и почести героям.
Давайте восхитимся горячо.
И вспомним тех, кто этого достоин!

ОРДЕН СВЯТОГО ГЕОРГИЯ.

Учрежден 25 ноября 1769 г. Императрицей Екатериной II Великой. Имеет четыре степени.

Девиз: ”За Службу и Храбрость”. Предназначен исключительно для награждения за боевые и полководческие заслуги.

Орденский праздник: 26 ноября/9 декабря.

ИЗ ИСТОРИИ.

Присоединением к крестам и звездам мечей, введением банта на орденские ленты, помещением орденского знака на холодном оружии с надписью “За храбрость” российские монархи стремились особо выделить их обладателей, показать, что кавалерство им пожаловано за военные заслуги. Военный орден Cвятого Великомученика и Победоносца Георгия в таких атрибутах не нуждался. С.Андоленко писал: “Никакие другие ордена не могли соперничать с ним в смысле его обаяния в сознании народных масс и бесчисленного применения его цветов ко всем высоким явлениям военной жизни”.

Учредителем русского Военного ордена была Императрица Екатерина II,

которая тем самым исполнила желание Петра Великого, понимавшего роль армии, ее потребности и умонастроение, необходимость умелого поощрения людей военных. Избрание св. Георгия небесным покровителем армии было также обоснованным и дальновидным шагом.

Культ святого Великомученика и Победоносца Георгия возник в V – VI веках. Именно тогда в Константинополе и Риме – столицах обеих частей распавшейся римской империи – в честь его были воздвигнуты первые храмы. Впоследствии византийский агиограф Симеон Метафраст составил мартирологию этого христианского мученика. Согласно ей, Георгий происходил из знатного рода, осевшего в Каппадокии (Ближний Восток). Благодаря выдающимся способностям он уже в 20 лет стал крупным военачальником. Во время гонений на христиан при императоре Диоклетиане сложил с себя высокий сан и стал горячим проповедником христианства. Брошенный в темницу, он претерпел жесточайшие пытки и 23 апреля 303 года был обезглавлен в Никомедии (ныне город Измит в Турции). Церковь причислила его к лику святых. Среди подвигов св. Георгия числится избавление жителей города Силены от кровожадного чудовища – дракона, за что он поименован Победоносцем.

На Руси культ св. Георгия утвердился вместе с принятием христианства. “В древней России велось, -повествует историк, – что князья имели двойные имена: мирское, которое давалось при рождении, и христианское – при крещении. В 988-м году Ярослав(сын св. равноапостольного князя Владимира Ярослав Мудрый) при крещении получил имя Георгия, которое долго сохраняли его потомки… Ярослав приписывал свои победы помощи святого Георгия и старался увековечить его имя. Так после победы над эстами, в 1030-м году он заложил город Юрьев (ныне город Тарту в Эстонии). После же победы над печенегами в 1036 году великий князь основал в Киеве монастырь св. Георгия. При освещении его он заповедовал “творити праздник св. Георгия месяца ноября в 2б-й день”.

Изображение св. Георгия появилось на великокняжеской печати и первых русских монетах (кстати, одна из них имеет ушко, что позволяет предположить, что она предназначалась для ношения).

В иконописном изображении св. Георгий представлен в образе прекрасного юноши в княжеском облачении и полном вооружении, на белом коне, в символической битве со змеем. Именно таким его создал великий Рафаэль, так писали его в России художники и суздальские иконописцы. Конный воин с копьем прочно утвердился в русской официальной символике, стал гербом Москвы и в этом качестве при царе Иване 3 вошел в государственный герб России. В иностранной трактовке изображенный на нем “русский всадник”, топчущий конем и поражающий копьем дракона, олицетворял освобождение русской земли от татарского ига. В 1730 году и русское правительство официально закрепило такое объяснение центрального изображения на государственной печати и гербе России.

Проект Военного ордена по поручению Императрицы Екатерины II разработал герой Семилетней войны (1756-1763) граф З.Г.Чернышев. (Именно под его командованием русский корпус, в котором служил молодой полковник А.В.Суворов, в 1760 году занял Берлин). Официальная процедура его учреждения зафиксирована в “Камер-фурьерском журнале 1769 года”: “26 числа, в четверток, т.е. первый день установления Императорского воинского ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия, при дворе Ея Императорского Величества празднован был следующим порядком: поутру, в 11 часов, съехались ко двору российские знатные, обоего пола, персоны и господа чужестранные министры, собрались в парадные покои, куда в 12 часу Ея Императорское Величество в орденской одежде с Его Императорским Величеством из внутренних своих апартаментов прибыть соизволили и с вышеописанными персонами шествовать в большую придворную церковь к Божественной литургии, которую отправлял преосвященнейший Гавриил, архиепископ С.-Петербургский.

По окончании литургии началось посвящение ордена следующим же образом: духовные персоны, по выходе из Св. алтаря, стали посреди церкви, как для благодарственного молебствия бывает, потом вынесен и поставлен был двумя гофкурьерами стол, на котором знаки ордена на золотом блюде положены были; по сем секретарь Ея Императорского Величества г. Стрекалов читал статут; по прочтении статута, проповедь говорил учитель Его Императорского Величества, синодольный член, Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрит Платон, а потом отправлялось посвящение ордена, с прочтением особливой молитвы и кроплением святою водою знаков оного.

Освященный знаки ордена соизволила Ея Императорское Величество с того блюда взять и сама на себя наложить, в которое время воспето от певчих многолетие, а с крепостей С.-Петербургской и Адмиралтейской производилось пушечная пальба, из 101 выстрела. После того соизволила Ея Императорское Величество в церкви принять поздравление от знатного духовенства… и от чужестранных министров, а от находящихся воинских команд поздравление чинено перед Дворцом музыкою и барабанным боем…. В тот же вечер и за полночь С.-Петербурская и Адмиралтейская крепости и во всем городе дома были иллюминованы”.

Согласно статуту, орден св. Георгия предназначался для награждения воинских чинов “за храбрость, ревность и усердие к воинской службе и для поощрения в военном искусстве”. Это была очень высокая награда. И хотя он официально не был включен в систему старшинства российских орденов, по значимости шел сразу же за орденом св. Андрея Первозванного.

Статутные статьи строго оберегали высокое достоинство и авторитет ордена св. Георгия установлением, что “ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостаивании к ордену св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнил во всем по присяге, чести и долгу, но сверху сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особым отличием”. (Например, этот орден мог получить тот, кто “лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение” или “лично предводительствуя войском, возьмет крепость”). Именно по указанной причине выдача 4-й степени Военного ордена за выслугу лет в 1855 году была отменена.

Орден св. Георгия имел четыре степени:

1-я степень: крест, звезда и лента. Крест золотой, покрытый с обеих сторон белой финифтью, с золотой каймой по краям. В центральном круге, залитом красной финифтью, изображение св. Георгия на белом коне, поражающего копьем дракона. На обратной стороне, в белом круге, вензель св. Георгия (переплетенными буквами СГ). Звезда ордена – золотая четырехугольная (ромбовидная), образована 32 исходящими из центра золотыми (солнечными) лучами. В середине ее на золотом фоне помещен аналогичный вензель св. Георгия, а на черном обруче вокруг золотыми буквами нанесен девиз Военного ордена “За службу и храбрость”. Крест носили на муаровой ленте шириной 10-11 см с тремя черными и двумя оранжевыми полосами, которая надевалась через правое плечо.

2-я степень: золотой крест и золотая звезда, аналогичные первой степени. Крест носили на шее на более узкой орденской ленте.

3-я степень: золотой крест, подобный старшим степеням, но меньшего размера. Носили на шее на орденской ленте.

4-я степень: золотой крест несколько меньшего размера, чем у знака третьей степени. Носили в петлице или на левой стороне груди на узкой орденской ленте.

Есть разные суждения о символике Георгиевской ленты. Некоторые, как, например, писавший об этом еще в 1833 году граф Литта, считают, что “бессмертная законодательница, сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня…”. Однако С.Андоленко с таким объяснением категорически не согласен. “В действительности же цвета ордена были государственными с тех времен, когда русским национальным гербом стал двуглавый орел на золотом фоне, – пишет он. – Вот как при Императрице Екатерине II описывался русский герб: “Орел черный, на главах корона, а наверху в середине большая Императорская корона – золотая, в середине того же орла Георгий, на коне белом, побеждающий змия, епанча и копье -желтые, венец желтый же, змей черный”. Таким образом, русский военный орден и по своему имени и по своим цветам имел глубокие корни в отечественной истории”. Нельзя не согласиться с таким мнением…

Георгиевским кавалером были предоставлены права потомственного дворянства, возможность льготного производства в следующий чин по своему выбору (но только один раз), при выходе в отставку носить военный мундир (даже если не выслужили положенного для этого 10 – летнего срока), помещать на своих личных гербах и печатях знак Военного ордена. Старшие по времени пожалования кавалеры получили пенсии (дополнительно к жалованию и выслуженной пенсии): по 1-й степени – б пенсий по 1000 руб., по 2-й степени – 25 пенсий по 400 руб., по 3-й степени – 50 пенсий по 200 руб., и по 4-й степени – 300 пенсий по 150 руб. (по Статуту 1913 года было несколько сокращено число пенсионных вакансий по 2-й и 3-й степени, но удвоено по 4-й.)

Пожалование орденами св. Георгия двух первых степеней Императрица Екатерина II оставила себе лично. Обсуждение же прав на получение ордена 3-й или 4-й степени возлагалось на сухопутную и морскую коллегии. С 1782 года эта обязанность стала прерогативой кавалерского Капитула или Георгиевской думы. Награждение же Военным орденом и в этом случае осуществлялось волей и именем монарха.

Статутом в 1913 года право награждения 4-й степенью его получили командующие армиями и флотом (по предоставлению Государственной думы)- Полковые священники могли награждаться за подвиги золотыми наперсными крестами на Георгиевской ленте.

Для заседания Кавалерской думы Военного ордена Императрица ЕкатеринаII даровала особое здание, где помещалось управление орденом, архив, печать и орденская казна. По повелению Николая 1 в Большом Кремлевском дворце был устроен Георгиевский зал. Его своды украшены знаками ордена с девизом “За службу и храбрость”. На мраморных досках по стенам золотыми буквами написаны имена кавалеров ордена и названия воинских частей с обозначением заслуженных ими Георгиевских наград. Георгиевские залы имелись также в Петербурге в Зимнем дворце и в помещении Главного штаба.

Орденский праздник 26 ноября отмечался очень торжественно. У дверей придворного собора монарха встречали санкт – петербургский митрополит, члены синода и придворное духовенство. Затем в Георгиевском зале Зимнего дворца совершался молебен, пелся тропарь его: “Яко пленных освободитель и нищих защититель, немощстующих врач, царей поборниче, Победоносче Великомучениче Георгие, моги Христа Бога Спсителя душам нашим. Спаси от бед рабы Твоя, страстотерпче Георгие, яко вси Тя к Богу предстателя имамы, яко непобедимого Христова воина и теплого к Нему молитвенника”. Возглашалось многолетие всему императорскому дому и всероссийскому воинству, после чего митрополит окроплял святой водой августейших особ и находившиеся в зале прославленные знамена и штандарты.

Самым первым кавалером ордена св. Георгия (не считая, естественно, самой Императрицы Екатерины II) стал 8 декабря 1769 года подполковник 1-го гренадерского (впоследствии лейб-гвардии гренадерского) полка Федор Иванович Фабрициан – “за разбитие со вверенным ему деташементом (отрядом) в 1600 человек под городом Галацем, 15 ноября 1769 г., весьма многолюдного против оного числа неприятельского войска и овладения оным”. Отважный воин был сразу награжден 3-й степенью Военного ордена.

Первым кавалером 1-й степени стал Петр Александрович Румянцев за сокрушительный разгром турецких войск при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле (летом 1770 года). “21 июля наш фельдмаршал граф Румянцев при реке Кагуле с 17 тысячами разбил и в совершенный бег обратил за берега дунайские 150 тысяч турецкой сволочи..” – с восторгом писала Царица Екатерина II графу Орлову в ответ на его донесение о полном разгроме турецкого флота 24-26 июня 1770 года при Чесме (и тоже удостоенного за эту блистательную победу св. Георгия 1-й степени).

*         *        *

25 февраля 1807 года манифестом Императора Александра I был учреждён знак отличия военного ордена Св. Георгия, как награда для нижних воинских чинов за «неустрашимую храбрость».

Идея учреждения солдатской награды была высказана в поданной 6 января 1807 г. на имя Царя Александра I записке (автор неизвестен), где предлагалось учредить «5-й класс или особое отделение Военного ордена Св. Георгия для солдат и прочих нижних воинских чинов… который может состоять, например, в серебряном кресте на Георгиевской ленте, вдетой в петличку».
4-я статья манифеста повелевала носить знак отличия Военного ордена на ленте тех же цветов, что и орден Святого Георгия. Знак должен был носиться его обладателем всегда и при всех обстоятельствах, но если кавалер знака был награждён орденом Св. Георгия, в 1807—55 гг. знак на форму не надевался.Первым получил солдатского Георгия унтер-офицер Кавалергардского полка Егор Иванович Митрохин за отличие в бою с французами под Фридландом 2 июня 1807 года. Первый кавалер солдатского Георгия служил с 1793 по 1817 годы и вышел в отставку в низшем офицерском чине прапорщика. Однако имя Митрохина внесено в списки первым только в 1809 году, когда в составляемые списки первыми были внесены кавалеры из гвардейских полков. Подпрапорщик 5-го егерского полка Василий Березкин получил крест за бой с французами под Морунгеном 6 (18) января 1807 года, то есть за подвиг, совершённый ещё до учреждения награды.Отличившиеся в боях 1807 года и награждённые знаком отличия Военного ордена Псковского драгунского полка унтер-офицер В. Михайлов (знак № 2) и рядовой Н. Клементьев (знак № 4), рядовые Екатеринославского драгунского полка П. Трехалов (знак № 5) и С. Родионов (знак № 7) были переведены в кавалергарды.При учреждении солдатский крест степеней не имел, не было также ограничений по количеству награждений одного человека. При этом новый крест не выдавался, но с каждым награждением жалование увеличивалось на треть, до двойного оклада. В отличие от офицерского ордена солдатская награда эмалью не покрывалась, чеканилась из серебра 95-й пробы (совр. 990-я проба). Указом от 15 июля 1808 года кавалеры знака отличия Военного ордена освобождались от телесных наказаний. Знак отличия мог изыматься у награждённого только по суду и с обязательным уведомлением об этом Императора.
Существовала практика награждения знаком отличия Военного ордена гражданских лиц низших сословий, но без права именоваться кавалером знака отличия. Одним из первых подобным образом был награждён кольский мещанин Матвей Андреевич Герасимов. В 1810 году судно, на котором он вёз груз муки, было захвачено английским военным кораблём. На русское судно, экипаж которого составлял 9 человек, была высажена призовая команда из восьми английских солдат под командованием офицера. Через 11 дней после захвата, воспользовавшись ненастной погодой на пути в Англию, Герасимов с товарищами взял англичан в плен, заставив официально сдаться (отдать шпагу) и командовавшего ими офицера, после чего привёл судно в норвежский порт Варде, где пленные были интернированы.

Известен случай награждения солдатской наградой генерала. Им стал М. А. Милорадович за бой с французами в солдатском строю под Лейпцигом. Серебряный крест ему вручил наблюдавший сражение Император Александр I.

В январе 1809 года введена нумерация крестов и именные списки. К этому времени было выдано около 10 тысяч знаков. К началу Отечественной войны 1812 года Монетный двор изготовил 16833 креста. Статистика награждений по годам показательна:

1812 год — 6783 награждений;
1813 год — 8611 награждений;
1814 год — 9345 награждений;
1815 год — 3983 награждений;
1816 год — 2682 награждений;
1817 год — 659 награждений;
1818 год — 328 награждений;
1819 год — 189 награждений.

Знаками отличия без номеров награждали до 1820 года, в основном невоинских чинов армии, а также бывших командиров партизанских отрядов из числа купцов, крестьян и мещан.

В 1813—15 гг. Знаком награждались также солдаты союзных России армий, действовавших против наполеоновской Франции: пруссаки (1921), шведы (200), австрийцы (170), представители разных германских государств (около 70), англичане (15).

Всего во время правления Александра I (период 1807—25 гг.) было пожаловано 46 527 Знаков.

В 1833 году положения о знаке отличия Военного ордена были прописаны в новом статуте ордена Святого Георгия. Именно тогда было введено ношение Знака отличия Военного ордена «с бантом из георгиевской же ленты» лицами, удостоившимися получать полный оклад прибавочного жалования за повторные подвиги.

Всего в эпоху Николая I (1825—56) знака было удостоено 57 706 доблестных нижних чинов русской армии. Больше всего кавалеров появилось после русско-персидской 1826—28 и русско-турецкой 1828—29 гг. войн (11 993), подавления польского мятежа (5888) и венгерского похода 1849 г. (3222).

С 19 марта 1855 г. знак было разрешено носить на мундире тем его обладателям, которые впоследствии удостоились ордена Св. Георгия.

С 19 марта 1856 года императорским указом введены четыре степени знака. Знаки носились на Георгиевской ленте на груди и изготавливались из золота (1-я и 2-я ст.) и серебра (3-я и 4-я ст.). Внешне новые кресты отличались тем, что на реверсе теперь размещались слова «4 степ.», «3 степ.» и т. д. Нумерация знаков началась заново для каждой степени.

Награждения совершались последовательно: от младшей степени к старшей. Однако случались и исключения. Так, 30 сентября 1877 г. И. Ю. Попович-Липовац за мужество в бою был удостоен Знака 4-й степени, а уже 23 октября за очередной подвиг — сразу 1-й степени.

При наличии всех четырёх степеней знака на мундире носились 1-я и 3-я, при наличии 2-й, 3-й и 4-й степеней надевались 2-я и 3-я, при наличии 3-й и 4-й надевалась только 3-я.

За всю 57-летнюю историю четырёхстепенного Знака Отличия Военного ордена его полными кавалерами (обладателями всех четырёх степеней) стали около 2 тысяч человек, 2-й, 3-й и 4-й степенями было награждено около 7 тысяч, 3-й и 4-й степенями — около 25 тысяч, 4-й степенью — 205 336. Больше всего награждений пришлось на русско-японскую войну 1904—05 гг. (87 000), русско-турецкую войну 1877—78 гг. (46 000), Кавказскую кампанию (25 372) и среднеазиатские походы (23 000).

С 1856  года царским указом введены четыре степени, награждение которыми производилось последовательно. Знаки носились на ленте на груди и изготавливались из золота (1-я и 2-я ст.) и серебра (3-я и 4-я ст.). Нумерация знаков началась заново для каждой степени.

В 1913 году был утверждён новый статут знака отличия Военного ордена. Он стал официально называться Георгиевским крестом, и нумерация знаков с этого времени началась заново.

С 1914 до 1917 год было вручено (то есть в основном за подвиги в Первой мировой войне)

  • Георгиевских крестов 1-й ст. — ок. 33 тыс.
  • Георгиевских крестов 2-й ст. — ок. 65 тыс.
  • Георгиевских крестов 3-й ст. — ок. 289 тыс.
  • Георгиевских крестов 4-й ст. — ок. 1 миллиона 200 тыс.Известно несколько случаев награждения Знаками Отличия Военного ордена и Георгиевскими крестами целых подразделений:— 1829 — экипаж легендарного брига «Меркурий», принявшего и выигравшего неравный бой с двумя турецкими линкорами;— 1865 — казаки 4-й сотни 2-го Уральского казачьего полка, выстоявшие в неравном бою с многократно превосходящими силами кокандцев под кишлаком Икан;— 1904 — экипажи крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», погибших в неравном бою с японской эскадрой;— 1916 — казаки 2-й сотни 1-го Уманского кошевого атамана Головатова полка Кубанского казачьего войска, которая под командованием есаула В. Д. Гамалия совершила труднейший рейд в апреле 1916 года во время Персидской кампании.

ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ.

Тысячи русских солдат в годы Первой Мировой войны были отмечены высшим воинским отличием-удостоены награждения Георгиевским крестом, который (по статуту об этой награде) вручался исключительно за личное мужество, проявленное в боевых условиях на поле брани.

История этой самой почетной долгие годы воинской награды начинается с 1807 года, когда был учрежден Знак отличия военного ордена для нижних чинов, причисленный к офицерскому ордену св. Великомученика и Победоносца Георгия, учрежденному Екатериной II в 1769 году.Уже в начале войны для увековечивания в памяти народной ее героев и воспитания русского воинства на примерах высокого героизма и верного служения России стали собираться сведения о георгиевских кавалерах и описания совершенных ими подвигов.Эта работа проводилась Комиссией по описанию боевых трофеев русского воинства и старых русских знамен, учрежденной при Военно-походной канцелярии еще в 1911 году.

Первое награждение Георгиевским крестом 4-й степени состоялось 1 августа 1914 г., когда крест № 5501 был вручен приказному 3-го Донского казачьего полка Козьме Фирсовичу Крючкову за блестящую победу над 27 германскими кавалеристами в неравном бою 30 июля 1914 г. Впоследствии Крючков, Козьма Фирсович заслужил в боях также три остальные степени Георгиевского креста.

 При создании комиссии перед ней была поставлена задача отыскать и описать боевые трофеи, добытые во время войн, в которых участвовала русская армия за все время своего существования, а также подвиги русских солдат. До войны комиссия проделала большую работу по отысканию трофеев, до этого никем не учитывавшихся, разбросанных по различным музеям, церквям и складам, по описанию памятников воинской славы на всей территории России. В ходе долгих розысков в архивах и проведения научных исторических исследований комиссия зарегистрировала около 40 000 подвигов, совершенных русскими солдатами в минувших войнах, было начато составление полного описания и создания коллекции акварельных рисунков свыше 2000 русских и иностранных знамен.

Важным направлением деятельности комиссии во время войны стало выявление и описание боевых подвигов солдат. С этой целью организовывались постоянные поездки членов комиссии в действующую армию для сбора необходимых материалов. Кроме того, в соответствии с приказанием начальника штаба Верховного Главнокомандующего командование войсковых частей направляло в комиссию по специально установленной форме сведения о награжденных Георгиевскими крестами, а также, по возможности, их фотографии. Предполагалось, что впоследствии с них будут выполнены художественные портреты для помещения их в Портретной галерее Георгиевских Кавалеров Музея истории русских войн или, как его иначе называли, Государевой Ратной палаты, для которого было специально сооружено по древним палатным образцам псково-новгородского каменного зодчества здание в парке Царского Села.

Комиссия осуществляла также издание и рассылку брошюр “Герои и трофеи Великой Войны”. В пояснительной записке о цели этого издания указывалось, что, “если брошюры будут написаны красивым, легким литературным языком с художественной обложкой и рисунками и будут содержать правдивые рассказы, интересные подвиги, то они вытеснят с книжного рынка разные глупые, безграмотные сказки и, кроме того, достигнут важной воспитательной цели”. На основе собранного обширного материала комиссия издавала Георгиевские таблицы-памятки, которые рассылались по всей России, в том числе родителям и семье каждого Георгиевского кавалера, на его родину, в полк, где он служил, в учебные заведения, музеи, библиотеки, архивы, “дабы подвиги этих героев сделались достоянием всего русского народа, не исчезли безвозвратно для потомства и не были беззвестны сородичам и односельчанам наших чудо-богатырей“.

Комиссия предполагала также издавать Таблицы-памятки по убитым воинам с указанием фамилии, имени, отчества погибшего, части, где он служил, времени и места смерти, но это не было осуществлено.

Конечным результатом деятельности Трофейной комиссии должна была стать организация Музея Великой Войны. Эта идея возникла после устроенной в 1915 году императорским Обществом ревнителей истории выставки “Наши трофеи”, вызвавшей большой интерес всех слоев русского общества. Музей задумывался как обширное собрание не только трофеев и предметов войны, но и произведений литературы и искусства, документов и фотографий.

После революции Трофейная комиссия приказом Наркомвоендел от 18 июня 1918 г. была передана в подчинение Всероссийского Главного штаба и переименована в Комиссию по организации и устройству народного военно-исторического музея войны 1914-1918 гг. Однако эта комиссия просуществовала недолго, ее дальнейшая работа была признана нецелесообразной и постановлением Малого Совнаркома от 30 мая 1919 года она была упразднена.

Кто же создаст музей Первой Германской войны и увековечит память русских героев?

*             *           *

Появление юных русских мальчишек 10-16 лет на фронтах Первой Мировой – было массовым явлением. Дети-герои во главе со Святым цесаревичем Алексеем – являют собой лучезарное победное воинство – «Божью Маленькую Рать». Таким героическим узлом и завязывалась Тысячелетняя Россия!

«Слава вам храбрые, слава безстрашные!
Вечную славу поет вам народ.
Доблестно жившие, смерть сокрушившие,
Память о вас никогда не умрет! ? »

А вот здесь большой 

Стараниями жiдов “Мединских”, скоро русская молодёжь, кроме комсомолки-сатанистки З.Космодемьянской  и 28 панфиловцев-призраков, никаких настоящих героев и знать не будет.В школьной программе имена русских мальчишек-героев Первой Германской не упоминали в СССР  и не упоминают в РФ. Кто о них помнит ? – ЕДИНИЦЫ.

+       +       +

«Божья Маленькая Рать».

«Мама! Не осуждай за то, что ушёл добровольцем. Это долг каждого гражданина Русской Земли, который должен стоять за свою Родину грудью и должен защищать её как свою мать. Я очень рад, что наконец мечты мои исполнились! Не осуждай меня, если убьют…

23 апреля 1915 г. Николай»

(Из письма воина-добровольца Николая Кутырева, погибшего смертью храбрых 10 сентября 1916 года в Галиции в штыковой атаке)

«Хоть мальчик ты,
но сердцем сознавая
Родство с великой воинской семьей,
Гордися ей принадлежать душой:
Ты не один – орлиная вы стая.
Настанет день, и,
крылья расправляя,
Счастливые пожертвовать собой,
Вы ринетесь отважно
в смертный бой…
Завидна смерть за честь
родного края».

К.К. Романов. «Крылья».

Отрывок из сонета.

Русские мальчики!

В военное время их единственные игрушки и любимые рисунки – пушки, аэропланы, боевые корабли, сабли, ружья, барабаны, знамена и стойкие оловянные солдатики. Каждое событие войны и рассказы о героях, победах и подвигах они воспринимают со страстью и лихорадочным военным азартом. И в своих тревожных снах маленькие полководцы отважно сражаются с врагами Земли Русской, командуют полками и батареями, ведут солдат на штурм неприятельских крепостей, крепко сжимая в своих руках игрушечную сабельку и победное знамя. Когда Отчизна в опасности, в их детских душах пробуждается трепетное чувство патриотизма и любви к милой, истерзанной и страдающей Родине. Убежавший на Первую Отечественную войну 1812 г. 15-летний Петя Ростов из «Войны и мира» пишет отцу: «Прощайте дорогие родители, я еду оборонять Россию!» Патриотизмом и жертвенностью дышат слова и юной героини из «Гусарской баллады» Шурочки Азаровой: «Нет лучшей доли, чем умереть за Родину свою!»

Русские мальчики – юные добровольцы – дети – Герои!

С первых дней Первой мировой войны (1914–1918) из городов и деревень они сотнями бежали на фронт в действующую армию. Что двигало ими – жажда приключений и подвигов, всеобщий патриотический порыв, желание быть разведчиками, артиллеристами и спасителями Отечества?! Воспитанники гимназий, семинарий, кадетских корпусов и реальных училищ нередко обращались к своему начальству с просьбой отпустить их на войну. «Мы готовы помочь Родине, – писали в своем обращении воспитанники Омской учительской семинарии. У нас нет ничего такого, чем мы могли бы помочь ей, кроме собственной жизни, и мы готовы пожертвовать ею…»

«С оружием в руках
пойду врагу навстречу,
Когда войною нам начнет
он вновь грозить;
Без чувства страха
кинусь прямо в сечу,
Чтоб умереть иль победить…»
П. Горлецкий. «Призыв». 1914 г.

Военная хроника тех лет пестрит сообщениями и рассказами о юных добровольцах, их подвигах на полях сражений, ранениях и боевых наградах. На красочных патриотических открытках дети-воины с ружьями, саблями и знаменами встают на защиту Отечества. Духу военного времени соответствуют и надписи – «Добровольцами пойдем свою Родину спасать!», «Мы смело на врага на бой, друзья, спешим. За Родину, за Славу, за Русь мы постоим!»

В детских книжках и журналах Первой мировой войны (1914–1918) мальчики-герои окружены особым ореолом. На войне они быстро становились взрослыми – «совсем мужиками», по-взрослому перенося окопные страдания и лишения, голод и холод, серьезные ранения и смерть боевых друзей. Проявляя чудеса самопожертвования и мужества, в свои 12–15 лет они нередко становились Георгиевскими кавалерами и настоящими героями, которых командиры ставили в пример взрослым солдатам.

В воспоминаниях военного корреспондента В.И. Немировича-Данченко за 1916 г. записано: «Счастлива та страна, где со всем народом на общую мучительную страду идут и женщины, и дети. Рим и Спарта ими гордились бы». В своем рассказе «Здоровые ростки» он вспоминает о встрече с юным добровольцем Федькой, награжденным двумя Георгиевскими крестами. «От земли не видать. Уверяет, что ему 15 лет. По глазам вижу – врет. Крохотный, но крепыш. Хорошей дратвой сшит, – на широких плечах стриженая белесая голова, с умными и зоркими не по-детски глазами. Ружье держит – заправский солдат. – За что ты первого Георгия получил? – Так… Начальство дало… Оно знает, за что. Совестится рассказывать. Встречаю его офицера. – Он нас выручил. Спас от смерти и плена с двадцатью тремя солдатами. Вызвал его генерал, Георгия надел ему. Носи, говорит, пускай с тебя старшие пример берут. Вернулся в отряд и снял крест. Чего-то ему стыдно было перед старыми товарищами-солдатами. Долго возились с ним, прежде чем заставили его носить».

Сообщения и рассказы о юных героях, их подвигах и боевых наградах – сдержанны и лаконичны, они напоминают скорее тексты наградных листов. И судьба детей-добровольцев – как у взрослых солдат – «ранен», «контужен», «убит», «умер от ран», «после лазарета вернулся на фронт»… Даже сейчас, спустя 100 лет, их светлые и серьезные лица на пожелтевших от времени фотографиях – дышат мужеством и любовью к Родине, готовностью к подвигам и верой в Грядущую Нашу Победу!

«Добровольцы мы, добровольцы мы,
Добровольцы мы в армии Христа!
Смело мы идем за своим Вождем,
За Христом идем в битву на врага!
Страшен жаркий бой,
силен враг лютой,
Смертью и погибелью нам грозит.
Но Господь со мной,
Он – Защитник мой,
Он моя Победа и крепкий Щит!»
(«Добровольцы мы!» Стихотворение О.Г.)

Украшением галереи «Юных Героев России» является 15-летний казак Усть-Медведицкой станицы Иван Васильевич Казаков – участник сражений в Восточной Пруссии. Несколько раз отличился в боях: отбил вражеский пулемет, спас прапорщика Юницкого. Во время удачной разведки обнаружил германскую батарею, которая целиком была захвачена нашим отрядом. За свои подвиги награжден тремя Георгиевскими крестами, тремя медалями и званием унтер-офицера. Его одногодки 15-летние казак-доброволец Илья Александрович Трофмов, воевавший в Пруссии и петроградец – Константин Петрович Малофеев – «за безпримерную доблесть и отвагу» в ряде сражений были награждены двумя Георгиевскими крестами и медалями.

15-летний доброволец Георгий Николаевич Левин, кадет 2-го класса Конотопского кадетского корпуса – за удачную разведку и побег их плена, снятие замков с неприятельской пушки и спасение офицера – награжден двумя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью.

Другой кадет 6-го класса Владикавказского кадетского корпуса Федор Потто был награжден Георгиевским крестом 4-й степени за то, что «при отбитии турецкой засады 13 июля 1915 г. на пути наших колонн к селению Мармуз, собрав небольшую группу нижних чинов одного из славных кавказских полков, занял оборонительную позицию в стороне и тем прикрыл путь отступающим, а затем, поведя свою роту в наступление, дал возможность вынести из боя раненого полкового адъютанта».

15-летний доброволец – поляк Ян Пщулковский за свои подвиги награжден двумя Георгиевскими крестами и медалью. 15-летний доброволец-гимназист Николай Федорович Добронравов – за разведку на реке Сан 14 мая 1915 г. награжден Георгиевским крестом 4-й степени. 15-летний доброволец сибирской дивизии Ян Бондарчук – был ранен и награжден Георгиевским крестом 4-й степени и медалью «За храбрость».

16-летний конный разведчик Василий Устинов – за порчу неприятельских проволочных заграждений и уничтожение с тремя боевыми товарищами немецкого разъезда из 12-ти человек – награжден Георгиевскими крестом и медалью. 16-летний доброволец Алексей Беляков, оставшись последним на бронированном автомобиле, продолжил стрельбу из пулемета «до самого конца боя, нанося противнику в упор громадные потери». За подвиг награжден Георгиевским крестом 4-й степени и произведен в ефрейторы. В журнале «Нива» за 1917 г. опубликована групповая фотография пулеметчиков на занятиях. Среди них – 16-летний доброволец Ф.Т. Зорин, о котором сказано – «В строю на фронте с 1914 года, 4 раза ранен (14 ран !!!), имеет два Георгиевских креста и две Георгиевские медали».

14-летний доброволец из Москвы и воспитанник Строгановского училища Владимир Соколов, раненый в ногу, награжден Георгиевским крестом 4-й степени и произведен в унтер-офицеры – «за захват неприятельского пулемета во время атаки на австро-германском фронте». Степан Моисеенко, 14 лет, ранен под Перемышлем, награжден Георгиевским крестом и медалью, произведен в унтер-офицеры.

14-летний Антон Степанович Гулюк, сын героя Русско-японской войны, был у Кенигсберга и подвозил снаряды, контужен и оглушен у г. Лыка 31 декабря 1914 г.

12-летний доброволец Николай Смирнов, отличившийся в нескольких сражениях и награжденный Георгиевским крестом и двумя Георгиевскими медалями «За храбрость». О его подвигах рассказано в военном журнале: «Был захвачен в плен и бежал оттуда. За умолчание о численности и расположении своей части в ходе допроса был подвергнут наказанию в 50 ударов розгами. Вывел раненого офицера из-под огня и доставил его на перевязочный пункт. По дороге обезоружил германского офицера и захватил у него знамя». 12-летний герой-разведчик Василий Наумов, крестьянский мальчик из Симбирского уезда, – дважды ранен, награжден двумя Георгиевскими крестами, Георгиевской медалью «За храбрость» и произведен в старшие унтер-офицеры.

12-летний донской казак Михаил Никитич Власов за свои подвиги был награжден Георгиевским крестом и медалью. Его однофамилец и такой же юный герой – Антон Власов – «за исправление и восстановление телеграфной линии под убийственным огнем противника удостоился награждения Георгиевским крестом 4-й степени». 12-летний доброволец унтер-офицер Петр Мельник – «награжден Георгием 4-й степени за то, что при наступлении первый перерезал проволочные заграждения». 12-летний доброволец Н.К. Бойко – «ранен, награжден Георгиевским крестом 4-й степени за то, что навел солдат на местонахождение 32 пулеметов, которые были затем захвачены у неприятеля».

Доброволец В.С. Поливанов – был ранен и контужен, вернулся в полк, произведен в унтер-офицеры и награжден Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степеней. 11-летний бомбардир-разведчик Георгий Сидоров – награжден Георгиевской медалью 4-й степени «за передачу приказаний под огнем австрийцев». 10-летний Степан Кравченко – награжден Георгиевским крестом 4-й степени за спасение пулемета, дважды ранен.

12-летний доброволец Николай Воропов вместе с отцом ушел на войну и во время разведки был ранен. Представлен к Георгиевской медали «За храбрость». И как сообщалось в фоторепортаже «Юные добровольцы» за 1915 г.: «В настоящее время поправился и снова пошел «бить немцев».

Вместе со своим отцом отправился на Первую Мировую войну и 12-летний доброволец – чеченец Абубакар Джуркаев – сообщалось в журнале «Заря» за 1914 г.

Среди юных героев, сражавшихся «За Веру, Царя и Отечество», были русские, украинцы, белорусы, поляки, эстонцы. В годы великих испытаний и войн наши народы всегда были вместе, отстаивая с оружием в руках Великую, Единую и Неделимую Россию!

В числе юных добровольцев много и вовсе безымянных. В статье «Наши герои» за 1915 г. опубликованы фотографии двух добровольцев 16 лет из Варшавы и Бессарабии, находившихся на излечении в Варшавском лазарете. Едва оправившись от ранений в голову и ноги, боевые друзья снова отправились на фронт. В 1915 г., по инициативе Великой Княгини Елизаветы Федоровны, для детей-добровольцев в Москве был устроен

приют по адресу: Трубниковский переулок, д. 9, где разместились 59 мальчиков, пятеро из которых Георгиевские кавалеры.

В составе Русского экспедиционного корпуса, воевавшего во Франции в 1916 г., также находились дети-добровольцы, одним из которых был 13-летний «сын полка» Иван Игнатов.

По сообщениям военной печати, юные воины были и в других воюющих державах – Сербии, Бельгии, Франции, Англии, Германии, Турции. Но это были единичные случаи… В России, в отличие от Запада, появление юных патриотов-добровольцев 10-16 лет на фронтах Первой Мировой – стало массовым явлением и насчитывало несколько тысяч человек. Дети-герои оказались достойными своих героев-дедов и отцов. «Наш народ-герой ходит на врагов стеной!» – гласит вековая народная мудрость. Вот таким героическим узлом и завязывалась Тысячелетняя Россия!

С 1 октября 1915 г. на передовые позиции русской армии вместе с Государем-отцом Николаем II часто приезжал Наследник Цесаревич Алексей, что вызывало высокий патриотический подъем и прилив сил у всех сражающихся за Славу, Честь и Величие Родины. Могучее русское «ура» перекатами неслось от одного полка к другому. Он принимал участие в парадах и смотрах победных войск, в праздничных богослужениях, в

награждении офицеров и солдат орденами и медалями. За пребывание на фронте вблизи боевых позиций, по решению Георгиевского комитета, 11-летний Алексей Николаевич был награжден Георгиевской медалью.

Юные Герои Первой Мировой войны (1914–1918), названной Великой Отечественной и Народной… Мужественные, самоотверженные, верные присяге и воинскому долгу, награжденные Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость» всех четырех степеней! В неразрывной связи времен они приняли героическую эстафету от детей-героев 1812 года, Крымской (1853–1856) и Русско-японской войн (1904–1905).  Принадлежа разным поколениям XIX–XX вв., они приходились друг другу – внуками, сыновьями и отцами, дедами и прадедами, оставаясь в памяти народа – маленькими героями, смелыми орлятами, заступниками Земли Русской!

В образах юных русских витязей преломляются исторические сказания и библейские пророчества о светлых и чистых отроках, призванных своей жертвенностью и подвигами – разбудить и исцелить народ, очистить и спасти наш греховный и падший мир.

Смелые, отважные, возвышенные и непокоренные – дети-герои во главе со святым цесаревичем Алексеем – являют собой лучезарное победное воинство – «Божью Маленькую Рать». Чистотой душ и жаром юных своих сердец они пробуждают нас – безразличных, равнодушных и немощных, злых, неправедных и жестоких, лицемерных, непомнящих родства и опустошенных, греховных и сребролюбивых, мелочных и гордых – к новой и светлой жизни.

Они преображают наш мир, восстанавливают связь времен, наполняют светом и любовью души взрослых и детей. Они зовут нас к победным вершинам, к славным делам и спасительным подвигам во имя – Великой, Единой и Неделимой России!

Владимир Максимов, Военно-историческое объединение «Россия Молодая»

http://pereklichka.livejournal.com

 

Объявления

Из-за экн.кризиса - мы, казаки, вынуждены христарадничать: mastercard в евро 5100 6914 8776 6622 Если у вас не открывается наш сайт, вставьте Browsec расширение в Google или в Opera поставьте режим turbo. Наш адрес: iksvernopod@gmail.com

За Царя!

Here is the Music Player. You need to installl flash player to show this cool thing!

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ