П.Н. Врангель > П.Н. Краснову: “Я не теряю надежды свидеться с Вами и обо всём подробно переговорить. Прошу принять уверения в совершенном моем уважении и преданности”.

Письмо П.Н. Врангеля П.Н. Краснову.
Из архива ФСБ РФ.
Глубокоуважаемый Петр Николаевич! Я читал и Вашу, посвященную армии, статью в «Гряду­щей России», и ваше письмо к казакам. Ваша оценка армии мне тем особенно дорога, что она исходит от человека, всю жизнь стоящего близко к войскам, знающего и быт их, и их психологию и посвятившего себя служению армии, как од­ной из составных частей великого целого – Родины.
С величайшим вниманием остановился я на той части Ва­шего письма, где Вы пишете, что настало, по вашему мне­нию, с полной откровенностью поднять знамя «За Веру, Царя и Отечество». Позвольте мне с полной искренностью, дик­туемой глубоким к Вам уважением, высказать мнение по это­му вопросу.
Вы не можете не сомневаться в том, что по убеждениям своим я являюсь монархистом и что столь же монархично, притом сознательно, и большинство Русской армии,
Я останавливаюсь на слове «сознательно», так как хотел этим подчеркнуть, что нынешняя Русская армия, в отличие отстарой, императорской, стала сознательной, но, конечно, не дурном, опошленном революцией смысле этого слова, а в лучшем его значении.
Тяжелые испытания последних годов, а в особенности пребывание на чужбине, научили многому каждого из чинов армии, до простого солдата включительно. Патриотизм, лю­бовь к Отечеству, преданность престолу стали понятиями осознающими, продуманными и прочувственными, а отнюдь не механически воспринятыми на «занятиях словесности» и поверхностно усвоенными. Вместе с тем на первое место выд­вигается понятие о «Родине», и яркое сознание необходимо­сти посвятить себя служению Родине является той полной нравственной силой, которая связывает всех чинов армии в единое стройное целое, и которая позволила ей выйти побе­дительницей из пережитых ею испытаний.
В императорской России понятие «монархизма» отожде­ствлялось с понятием «Родины». Революция разорвала эти два исторически неразрывных понятия, и в настоящее вре­мя понятие о «монархизме» связано не с понятием о «Роди­не», а с принадлежностью к определенной политической партии.
Нужна длительная работа, чтобы в народном сознании оба эти понятия вновь слились воедино. Пока этот неизбежный процесс завершится, причем вне всякого со стороны насиль­ственного воздействия, пока оба эти понятия не станут вновь однородными, пока понятие «монархизма» не выйдет из уз­ких рамок политической партии, армия будет жить только идеей Родины, считая, что ее восстановление является ре­альной первоочередной задачей.
Русская армия, не нашедшая себе приют в славянских странах, доказавшая свою крепость и цельность в тяжелых крымских боях и в заточении в лагерях Галлиполи и Лемно­са, составлена из разнородных элементов. В нее входят и украинцы, бывшие орудием в руках самостийников и гетманцы, и солдаты бывшей армии учредительного собрания, сра­жавшиеся за социал-революционные лозунги, и колчаковцы. В ее составе имеются казаки, бессознательно служившие – самостийным идеям кучки политиканов, офицеры и солдаты армий генералов Миллера, Юденича, Деникина. Все эти разнородные элементы, спаянные ныне, как я указал выше любовью к Родине, выдвинувшей вождей, пользующихся безграничным их доверием, сознавшие из собственного опыта всю ошибочность и горечь служения политическим парти­ям, устали от политики. Они верят своим вождям, так как знают, что эти вожди не сделают их орудием политической борьбы и отойдут от своих вождей, когда увидят, что они яв­ляются военспецами в руках какой-либо политической партии.
Так как по условиям существующей обстановки понятие «монархизма» обусловлено принадлежностью к условной по­литической партии, то преждевременное навязывание ар­мии и лозунга «За Веру, Царя и Отечество» внесет лишь смя­тение в ряды армии, которая увидела бы в этом попытку втянуть ее в борьбу политических партий. Такое же впечат­ление произвело бы на армию и провозглашение республи­канских лозунгов. Я не говорю уже о международной обста­новке, которая совершенно исключает возможность в данных условиях начертать на знаменах армии монархический ло­зунг. Пример Карла Габсбургского показателен.
Те или иные лозунги могут быть провозглашены в армии лишь тогда, когда они сделаются достоянием многочислен­ного русского народа, когда они стихийно зальют русскую землю, поглотив в себе все прочие чуждые народу, ему си­лой навязанные, непонятные ему идеи.
Идея служения Родине сама по себе так велика, диктуе­мые ею задачи так многообразны, что в ней, в этой всем по­нятной идее, надо искать то начало, которое должно объеди­нить армию., народ и все государственно мыслящие и любящие Родину элементы.
Быть может, Вы сочтете то, что я пишу вам, за доктринер­ство, но приезжайте в армию и воспримите ее дух, осознайте ее психологию и вы тогда убедитесь в правоте моих слов.
Для Вашего личного ознакомления посылаю вам копию моего циркулярного письма военным агентам; оно послужит дополнением к изложенным мною выше мыслям.
Желая Вам всего лучшего, надеюсь на то, что переписка наша не прекратится, я не теряю надежды свидеться с Вами и обо всем подробно переговорить. Прошу принять уверения в совершенном моем уважении и преданности.
16 января 1922 годаЦА ФСБ РФ Ф.1. Оп.6. Д.448а. Л.6-8. 3аверенная копия
Виталий Лукин

Объявления

Если у вас не открывается наш сайт, вставьте VPN-расширение Browsec в Google.Наш адрес: iksvernopod@gmail.com

За Царя!

Here is the Music Player. You need to installl flash player to show this cool thing!

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ