100 лет ЧеКе – карательному инструменту жидобольшевизма.. «Советская власть отождествляется с еврейской властью, и лютая ненависть к большевикам обращается в такую же ненависть к евреям. Вряд ли в России остался ещё такой слой населения, в который не проникла бы эта не знающая границ ненависть».

7.12.1917 (20.12). – Создание ВЧК.

Как известно, марксизм-ленинизм в своей программе (“Манифест коммунистической партии” жидов Маркса-Энгельса) провозгласил уничтожение семьи, частной собственности, нации, религии, государства.

Незадолго до Октября картавый жид Ленин сочинил план будущего коммунистического государства и изложил его в работе “Государство и революция”. В этом государстве не должно быть армии и полиции, а функции управления будут столь простыми, что их сможет выполнять любая кухарка. Однако на переходный период в еще несознательном обществе для его перевоспитания необходимо создать структуры принуждения – «диктатуру пролетариата». «Подчиняться надо вооруженному авангарду… – пролетариату», до тех пор, пока люди не «привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и подчинения». Нравственную суть своей диктатуры Ленин формулировал давно и неоднократно: «Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть».

Русский народ не был согласен с уничтожением семьи, частной собственности, нации, религии, государства. Поэтому сразу после захвата власти “диктатура пролетариата” начинает обретать свои инструменты принуждения. 7/20 декабря создается “Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем” под руководством  жида Ф.Э. Дзержинского. Один из главных чекистов М.И. Лацис (Судрабс) определяет ЧК как «орган… пользующийся в своей борьбе приемами и следственных комиссий, и судов, и трибуналов, и военных сил».

В атмосфере безвластия эти меры (при поддержке войск из немецких и австро-венгерских военнопленных) и обезпечили “триумфальное шествие советской власти”.

После разгона Учредительного собрания руки у Ленина были полностью развязаны. Декретом 21 февраля 1918 г. ВЧК получила право смертной казни – «право непосредственной расправы с активными контрреволюционерами», к числу которых отнесли также «спекулянтов, громил, хулиганов», – то есть расстрелять можно было кого угодно, что и делалось по личному усмотрению чекистов.

Для понимания причин всей их безжалостности к народу следует учитывать национальный состав органов ВЧК (затем ГПУ). Ленин отмечал, что «евреи составляли особенно высокий процент (по сравнению с общей численностью еврейского населения) вождей революционного движения. И теперь евреи имеют, кстати сказать, ту заслугу, что они дают относительно высокий процент представителей интернационалистского течения по сравнению с другими народами». (Ленин и сам имел еврейское происхождение по линии матери Бланк, о чем сестра Ленина Анна писала в 1932 году Сталину: «У нас ведь не может быть никакой причины скрывать этот факт, а он является лишним подтверждением данных об исключительных способностях семитского племени… Ильич высоко ставил всегда евреев». Не только его ближайшие соратники, но даже начальник его охраны и шофер были евреями.)

Особенно много евреев оказалось в числе политкомиссаров и чекистов. Так, из четырех заместителей главы ГПУ Дзержинского трое были евреи: Ягода, Герсон, Луцкий; да и сам Дзержинский на поляка явно не похож. Мать Дзержинского была, действительно, польская дворянка, а отец – крещеный в католичество еврей, жена – София Мушкат, варшавянка из богатой еврейской семьи, единственный сын от нее. С детства Феликс был воспитан в двойной ненависти к России – польско-жидовской, мечтал иметь шапку-невидимку для расправы с русскими – и, наконец, в 1917 г. получил ее.

В Киевском ЧК евреи составляли 75 %, включая всю верхушку. Даже в современном еврейском исследовании читаем, что тогда доля нерусских «на ответственных должностях в [карательном] аппарате достигала 70 %» (Кричевский Л.Ю. “Евреи в аппарате ВЧК–ОГПУ в 20-е годы”). Многие плохо говорили на русском языке, а рядовые палачи порою не понимали его. Причем их жестокость по отношению к русским, вероятно, в немалой мере объясняется предписаниями кодекса “Шулхан арух” по отношению к христианам.

Мстительное презрение к русским отразилось тогда даже в литературе, например, в рассказах И. Бабеля, который в дневнике записал: «Славяне – навоз истории?». Поэт Э. Багрицкий, эстетизируя натурализм казней, вложил в уста Дзержинскому такие слова: «Их нежные кости сосала грязь, / Над ними захлопывались рвы. / И подпись на приговоре вилась / Струей из простреленной головы…». Оба эти советских классика были близки к чекистской среде.

Чекистские методы уничтожения и пыток были столь изобретательными, что следственные комиссии Белых армий, отвоевывавшие у красных города, поражались изуродованным трупам: у них часто были выколоты глаза, отрезаны носы, уши и конечности, раздавлены половые органы и вырваны кишки; тела не хоронили и не выдавали родственникам, а выбрасывали на свалки, в море, в реки и карьеры. Помещения для расстрелов были покрыты коркой от запекшейся крови и разлетевшихся мозгов – и их не убирали не только по нечистоплотности, но, возможно, и из садистского желания унизить жертву в последние моменты ее жизни: человек должен был с ужасом сознавать, что сейчас и его мозги добавятся в эту зловонную кашу.

Судя по этим картинам, для работы в ВЧК нормальный человек был непригоден, тем более русский. Карательная машина Дзержинского производила некий естественный отбор сотрудников, принимая патологически кровожадных и даже психически ненормальных изуверов, находивших удовольствие в работе палача. Очевидцы рассказывали, как после расстрелов убийцы “причащались” кровью своих жертв – в одной из чрезвычаек это было ритуалом посвящения новичков. Подобная патология была особенно очевидна в чекистах-женщинах, чей садизм противоречил представлениям о мягкой женской природе: Землячка-Залкинд зверствовала в Крыму, Брауде в Москве, “товарищ Роза” в Киеве, Е. Бош в Пензе, Р. Мейзель-Пластинина в Архангельске, Дора Явлинская и Ремовер в Одессе, последняя отличалась садистской половой извращенностью…

Итог: «Советская власть отождествляется с еврейской властью, и лютая ненависть к большевикам обращается в такую же ненависть к евреям. Вряд ли в России остался еще такой слой населения, в который не проникла бы эта не знающая границ ненависть к нам», – констатировали честные еврейские публицисты-эмигранты в своем обращении “К евреям всех стран!”. Один из них даже признал, что «клич “бей жидов, спасай Россию” получает освящение» (“Россия и евреи”)…

Это стало причиной первых настоящих стихийных (а не спровоцированных) еврейских погромов на Украине в годы гражданской войны. И многие крестьянские восстания носили антиеврейский характер (“За Советы без жидов и большевиков!”), поскольку продотрядами и антицерковными комиссиями часто руководили евреи. Таково было в начале 1921 г. Ишимское восстание (где губпродкомиссар Инденбаум особо зверствовал во время Рождественского поста, а подчиненный ему начальник отряда Лаурис, прибывая в каждое село, требовал на ночь 31 женщину – для себя и всех членов своего отряда); и Тамбовское восстание (где продразверстку проводили губпродкомиссар Гольдин, секретари губкома Райвид и Пинсон, заведующий отделом пропаганды Эйдман, председатель губисполкома Шлихтер и т.д.). И у Кронштадтского восстания был антиеврейский характер, и в Москве тогда же были забастовки рабочих с лозунгами “Долой коммунистов и евреев!”…

Поэтому “борьба с антисемитизмом” сразу же стала важной частью карательной политики чекистов. Уже в апреле 1918 г. был опубликован циркуляр с предписанием пресечь «черносотенную антисемитскую агитацию духовенства, приняв самые решительные меры борьбы с контрреволюционной деятельностью и агитацией». А в июле – подписанный Лениным всесоюзный декрет Совнаркома о преследовании антисемитизма: «контрреволюционеры во многих городах, особенно в прифронтовой полосе, ведут погромную агитацию… Совнарком предписывает всем Совдепам принять решительные меры к пресечению в корне антисемитского движения. Погромщиков и ведущих погромную агитацию предписывается ставить вне закона» (“Известия. 27.7.1918), что означало расстрел. (И в принятом в 1922 году Уголовном Кодексе статья 83 предписывала за “разжигание национальной вражды” кару до расстрела.)

“Антисемитский” декрет начал применяться вкупе с принятым тут же (5 сентября 1918 г.) декретом о “красном терроре” – в ответ на покушение еврейкой Каплан на Ленина и убийство евреем Канегиссером председателя Петроградского ЧК М. Урицкого. (Странно, что теракты произошли в один и тот же день и что Каплан тут же уничтожили без следствия, как и Канегиссера, но его ортодоксально-иудейскую семью выпустили из тюрьмы за границу. Учитывая разногласия в большевицкой верхушке по отношению к Германии и антигерманской Антанте, тут не исключена чекистская многоцелевая провокация.)

Отождествляя антисемитизм с контрреволюцией, большевики и сами отождествляли свою власть с еврейской. Так, в секретной резолюции Бюро ЦК ВЛКСМ “По вопросу о борьбе с антисемитизмом” от 2 ноября 1926 г. отмечалось «усиление антисемитизма», которое используется «антикоммунистическими организациями и элементами в борьбе против соввластей». Ю. Ларин (Лурье), член президиума ВСНХ и Госплана, один из авторов проекта передачи Крыма евреям и «один из инициаторов кампании против антисемитизма (1926–1931)», посвятил этому целую книгу – “Евреи и антисемитизм в СССР”. Он определил «антисемитизм как средство замаскированной мобилизации против советской власти… Поэтому противодействие антисемитской агитации есть обязательное условие для увеличения обороноспособности нашей страны» (выделено в оригинале), – констатирует Ларин и настаивает на применении ленинского декрета 1918 года: «Ставить “активных антисемитов вне закона”, т.е. расстреливать»… В конце 1920-х годов только в Москве примерно каждые десять дней проходил суд за антисемитизм; судить могли за одно только произнесенное слово “жид”.

Добавим, что ВЧК в феврале 1922 г. была переименована в ГПУ (Главное политическое управление), с ноября 1923 г. – ОГПУ (Объединенное ГПУ), в июле 1934 г. ОГПУ слито с органами внутренних дел в НКВД (Народный комиссариат ВД), в 1943 г. из НКВД был выделен НКГБ (Наркомат госбезопасности), переименованный в 1946 г. в МГБ (Министерство ГБ), в марте 1953 г. (при Берии) влит в МВД. В марте 1954 г. на этой основе создан КГБ (Комитет государственной безопасности), просуществовавший до 1991 года. Их преемницей считает себя нынешняя ФСБ. Праздник создания ВЧК нынешние сотрудники ФСБ считают своим профессиональным и называют себя чекистами.

В последние годы возобновились требования КПРФ и чекистов восстановить памятник Дзержинскому на Лубянской площади. Мэр Москвы Ю. Лужков тоже высказался одобрительно, поскольку главный чекист «заботился о безпризорных детях». Лужкова почему-то не волнует, что это были дети, родители которых были убиты подручными Дзержинского: именно поэтому в 1922 году насчитывалось 7 миллионов безпризорников (БСЭ). А всего Россия потеряла за годы военного коммунизма и гражданской войны около 15 % населения.

В этом обелении палачей русского народа – один из главных показателей того, что нынешняя власть в РФ считает себя преемницей жидобольшевицкой власти, а не исторической России. Соответствующим духом дышит вся государственная система образования и пропаганды, включая телевидение. Президент РФ В.В. Путин, в прошлом кадровый офицер КГБ, на вопрос об этом американской телекомпании ответил: «Должен сказать, что и об этом я не жалею. Мне нечего стыдиться в моей прежней жизни. Я был достаточно успешным офицером разведки и все время работал в интересах своей Родины» (интервью телекомпании ABC 7.11.2001). В своей книге “От первого лица” Путин гордится, что в органах служили его дед – поваром у Ленина и у Сталина, и отец – в истребительном батальоне НКВД.

К сожалению, такие люди, сами сформировавшиеся в чекистской системе власти КПСС, вместо честного преодоления марксистского прошлого предпочитают его затушевывание и оправдание. Но это значит, что возвращения на русский исторический путь от таких властителей ожидать не приходится. И те церковные иерархи, которые награждают подобных “православных” деятелей церковными орденами, называют “национальными лидерами России”, – осуществляют всего лишь идеологическое прикрытие очередной антирусской власти в качестве ее жрецов-политруков.

Можно лишь посочувствовать тем подлинным патриотам России в органах госбезопасности (пример такого – Л.П. Решетников), которым приходится служить (и порою жертвовать жизнью) при такой идеологии преемственности начальства…

О подлинно русской службе госбезопасности см.: 3.7.1826 (16.7). – Императором Николаем I было создано Третье отделение Собственной Е.И.В. канцелярии.

М.Н.
https://rusidea.org/25122005

*       *       *

Во время поста не грех вспомнить и о убитых русских людях во времена красного террора.

Молитва о них:
«Еще молимся о упокоении душ усопших рабов Божиих, во дни лихолетия безвинно убиенных, страдания и истязания претерпевших, в изгнании и заключении горькую смерть приемших, ихже имена Ты Сам, Господи, веси».

*       *       *

“Россия будет принадлежать русским, мы здесь 1000 лет жили и еще 1000 лет жить будем, а советское (чекистское) говно всего за столетие выродилось в полную самопародию”.

Директор Федеральной службы безопасности РФ Александр Борников к 100-летию ВЧК дал интервью, где без стеснения объявил нынешнюю ФСБ наследницей лучших традиций ленинско-сталинских палачей. Аморальное празднование при Путине “Дня работников органов безопасности” именно 20 декабря вполне логично. Юридически путинская РФ – правопреемник ленинской РСФСР, а не Российской империи или Российской республики 1917 г. ВЧК-ОГПУ-НКВД не было традиционным министерством, как МВД. Ленин, Дзержинский и Сталин создали и развили орган нового типа, совмещающий политический сыск, слежку, аресты, следствие, “суд”, репрессии, тюрьму и лагеря. Таковым остается и современная ФСБ, совмещающая политический сыск, слежку, аресты и следствие, имеющая свою тюрьму.https://www.svoboda.org

В честь столетия создания ВЧК директор ФСБ Бортников дал большое интервью «Российской газете», где наговорил массу упоительных историй: что ФСБ гордится происхождением от ЧК, что репрессии были в общем-то обоснованными, что ВЧК «боролась с иностранными спецслужбами» и «обеспечивала продовольственную безопасность». Над всем этим можно было бы долго издеваться ( приехал таки да ты, значится, в пломбированном вагоне из Германии и борешься с иностранными спецслужбами… прям так куратору коммунистов в немецкой разведке и говоришь: «Я с тобой, сука, сейчас бороться буду!»), а также проклинать самодовольных чекистов кровью загубленных миллионов русских, но я бы хотел сказать про другое. Про вот что:

«Специально к столетию ФСБ Caviar представляют эксклюзивный дизайн iPhone X, украшенный золотым портретом Феликса Дзержинского — культовой личности в истории Службы Безопасности России. Внешний вид смартфона — строг и торжественен как форма военнослужащих органов ФСБ, он словно пронизан чувством собственного достоинства, благородством и честью.

Табличка с девизом ФСБ „Холодная голова, горячее сердце и чистые руки“. Ручная гравировка. Двойное золотое покрытие по технологии Double Electroplated (999-проба, 7 мкм.).

Моментальная доставка по Москве от 59 минут. Закажите сейчас!»

Может показаться, что это какой-то троллинг, но Caviar давно действует на рынке РФ, среди его клиентов — Аркадий Ротенберг, Николай Валуев, Олег Газманов, и если вы сделаете заказ и заплатите 272 000 рублей, то вам действительно через час привезут позолоченный айфон с девизом про «чистые руки».

Иначе говоря, чекисты — палачи русского народа, Дзержинский — польский пархатый жид фанатик-русофоб, с детства мечтавший о шапке-невидимке, чтобы «убивать москалей», преступления тайной политической полиции оккупационного советского режима против русского народа столь неисчислимы, что только крупнейшие злодейства можно до утра перечислять.

Однако когда к палачам и садистам пытается подмазываться целевая аудитория позолоченных айфонов за 272 000 рублей, то это настолько жалко и мерзко, что у меня нет слов. Впрочем, для русского народа тот факт, что его нынешние тюремщики предпочитают крокодиловую кожу на айфоне кожаному фартуку палача Блохина (лично расстрелял несколько тысяч человек, включая главу НКВД Ежова, фартук надевал, чтобы к вечеру с ног до головы в чужой крови не ходить) — скорее хороший признак.

Возблагодарим господа Бога за то, что у нынешних «славных наследников ЧеКа» животная страсть к уничтожению всего русского (а они до сих пор считают русский национализм главной угрозой РФ) и массовым убийствам проиграла желанию жить в большом красивом доме, ездить на большом красивом автомобиле, отдыхать на большом европейском курорте и давать оттуда в большой швейцарский банк указания по управлению своим большим тайным счетом по позолоченному айфону с профилем Дзержинского. Маньяков и убийц пережили, и воров тоже как-нибудь переживем, у советского нет будущего, потому что советские забывают сами себя, едва увидев айфон.

А там, где в России исчезает советское — там появляется русское. Поэтому празднование Дня Восстановления Русских Национальных Спецслужб неизбежно, Россия будет принадлежать русским, мы здесь 1000 лет жили и еще 1000 лет жить будем, а советское говно всего за столетие выродилось в полную самопародию.

И так ему и надо.

Спутник и Погром

*       *       *

«Пока не назовут у нас палачей палачами, пока не станут слова ЧК и НКВД столь же омерзительными, как СС и гестапо, не будет у нас ничего хорошего».

«ПРОСТИТЬ!» Кого простить? Их, за сто лет ни разу прощения не просивших? Их, свято блюдущих традиции палачей-предшественников? Их, ощущающих себя хозяевами страны и наших жизней?«НИ-КОГ-ДА!».

Машина террора: 100 лет без поломок.

«Правый взгляд» публикует статью жидиста-либераста Леонида Гозмана, человека, который был и останется врагом Русского дела и исторической России. Однако сейчас перед нами абсолютно здравый текст, посвященный кровавому юбилею ВЧК – организации, вот уже век терзающей Россию и русский народ. Под этим текстом мог бы подписаться, наверное, каждый из нас. Факт того, что штатные русофобы, чьи предки в большом количестве служили или сотрудничали с теми самыми “органами” , и которые собственно и стали теми кем стали благодря советской власти, адекватно смотрят сегодня на историю ЧК — ГБ, только лишний раз подчеркивает несостоятельность современной идеологии «кремлевских».

Чем гордятся внуки и правнуки  Дзержинского

Среди тех, кто в октябре 1917 года устанавливал новую власть, были разные люди. Были авантюристы, были бандиты, были романтики, верящие, что построят рай на Земле. Никто не знал, чем это закончится и чем придется платить за грядущее счастье. Кто-то с самого начала понимал, куда ведут Ленин и Троцкий, но кто-то на самом деле думал, что спасает отечество и открывает дорогу новой жизни. Кто-то, кстати, ради этой новой жизни рисковал единственной своей.

А вот 20 декабря 1917-го — кристальная ясность. Была создана ЧК, машина террора, отвергнувшая все, что было к тому моменту достигнуто человечеством в области права. Чрезвычайной Комиссии изначально была дарована божественная привилегия решать, кому жить, а кому умереть. Орден палачей, выведенный за пределы не только права, но и морали, уничтожил миллионы и исковеркал судьбы десятков и сотен миллионов.

Они убивали представителей эксплуататорских классов, офицеров, священников, кулаков, вредителей, троцкистов. Они убивали и просто так, без разбору. Вооруженные, пользующиеся полной безнаказанностью, они гуртом врывались к одному безоружному и уводили его на годы или навсегда.

Они свирепствовали везде, куда дотягивалась советская власть. В составе заградотрядов они стреляли в спины своим же солдатам, они расстреливали и отправляли в лагеря тех, кто по вине мудрого командования попадал в плен и чудом вырывался из плена, они уже в мирное время безошибочно распознавали врага в каждом, кто мог и осмеливался думать. Гитлеровцы убивали на нашей земле чуть больше трех лет. Чекисты осуществляли массовые — именно, массовые — убийства почти сорок лет, убивали понемножку еще тридцать, да и сейчас они никуда не делись, они снова с нами. Иногда палачи начинали убивать друг друга, иногда орден менял название, но это не мешало продолжать делать главное — убивать невиновных и держать страну в страхе.

Система щедро платила палачам. У них были пайки и ордена, квартиры и машины. Воспевая аскетизм, они могли грабить и насиловать, глядя на обычных людей свысока и гордясь своей трудной работой. Они и сейчас гордятся. Они и сейчас верят, что без них мы не могли раньше — куда же без СМЕРШ, без особых и первых отделов — и не сможем, пропадем сейчас.

За сто лет их преступной деятельности они никогда и ни в чем не каялись. Государство пару раз робко произнесло что-то невнятное про отдельные перегибы и нарушения, но именно отдельные, даже случайные. Не ошибается ведь тот, кто не работает. А в кабинетах у них до сих пор висят портреты их Великого Магистра, Дзержинского, и памятник ему они, если так пойдет, скоро восстановят.

Сегодня они, нагло ухмыляясь, говорят, что не было, мол, суда над ними, значит, они и не преступники. А сравнивать их с СС и гестапо тоже нельзя. Даже закон об этом в 2014 году приняли с наказанием до пяти лет лишения свободы.

Система щедро платила палачам. У них были пайки и ордена, квартиры и машины. Воспевая аскетизм, они могли грабить и насиловать, глядя на обычных людей свысока и гордясь своей трудной работой. Они и сейчас гордятся

Их преступления сегодня не столько замалчиваются, сколько героизируются. И на фронте они героически сражались (кстати, в дивизии НКВД, как и во фронтовые дивизии СС, действительно, могли по призыву попасть и потом погибнуть и вполне достойные люди, а к сегодняшним бойцам «Альфы» и подобных подразделений я не испытываю ничего, кроме уважения). И шпионов расстреливали сотнями, получая за это награды, — а думаете, легко? И заговоры раскрывали. Да и сейчас вон сколько терактов предотвратили — как не поверить, если их самый главный об этом президенту постоянно докладывает? И вообще, чистые руки — потому и приходится возглавлять госкомпании, да и все остальное. Горячее сердце. Голова без интеллигентской дури и закидонов. Понятно, делать жизнь с кого.

А 20 декабря 2017 года они соберутся в красивом зале, чтобы отметить столетие своей организации. Будут выступление президента и минута молчания, будут правильные слова и строгие костюмы. Будет даже коротко отмечено, что да, мол, погорячились, было дело. Но это так, эпизод. А потом, без камер, они выпьют за Дзержинского, за гордое слово «чекист», за то, чтобы и дальше, не забывая себя, стоять на страже.

Недавно, после десятилетий борьбы, в Москве открыли монумент жертвам политических репрессий. А на нем написано: «ПРОСТИТЬ»! Кого простить? Их, за сто лет ни разу прощения не просивших? Их, свято блюдущих традиции палачей-предшественников? Их, ощущающих себя хозяевами страны и наших жизней? Никогда.

Пока не назовут у нас палачей палачами, пока не станут слова ЧК и НКВД столь же омерзительными, как СС и гестапо, не будет у нас ничего хорошего.

http://rusimperia.info/catalog/6326.html

Фильм “Чекист”, запрещенный к показу по ТВ. Тяжело, но стоит посмотреть.

Объявления

Из-за экн.кризиса - мы, казаки, вынуждены христарадничать: mastercard в евро 5100 6914 8776 6622 Если у вас не открывается наш сайт, вставьте VPN-расширение Browsec в Google.Наш адрес: iksvernopod@gmail.com

За Царя!

Here is the Music Player. You need to installl flash player to show this cool thing!

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ