«И вот – проворонили. Всё рухнуло совершенно по пустяковому поводу. Обалделые толпы на Невском. Совершенно очумелые генералы в штабах. Великие князья с красными бантами. Растерянное офицерство. Панически настроенная солдатня, для разгона которой довольно было бы одного кавалерийского полка.Ни одной твердой опорной точки.НИ-ЧЕ-ГО».

«Освобожденные Самим Государем от присяги Ему, мы имеем в лице Временного Правительства, Государственной Думой учрежденного, вполне законную власть, которой Государь и следом за ним Великий Князь Михаил Александрович передали свои Верховные права. Посему должны мы теперь повиноваться Временному своему Правительству, как повиновались не за страх, а за совесть Государю своему, отрекшемуся ныне от управления нами»,-священномученик архиепископ Тамбовский и Шацкий Кирилл (Смирнов) 4 марта 1917 г.

Архиепископ Харьковский и Ахтырский Антоний (Храповицкий):«…Новый Государь (Великий князь Михаил Александрович) повелел повиноваться Временному правительству, состав которого, возглавляемый кн. Львовым, г. Родзянко, вам известен из газет. С этого момента означенное правительство стало законным в глазах монархистов, то есть повинующихся своим государям русских граждан. И я, пастырь Церкви, обязанный всегда увещевать народ свой повиноваться предержащим властям, призываю вас к исполнению сего долга теперь, то есть к послушанию Комитету новых министров и его главе – князю Львову и г. Родзянке, как временной главе государства, а равно и всем вместе властям, которые были и будут утверждены упомянутым комитетом и его уполномоченными…Почему не молимся за царей? Потому, что царя у нас теперь нет – и нет потому, что оба царя от управления Россией отказались сами, а насильно их невозможно именовать тем наименованием, которое они с себя сложили. Если бы царь наш не отказался от власти и хотя бы томился в темнице, то я бы увещевал стоять за него и умирать за него, но теперь ради послушания ему и его брату мы уже не можем возносить имя его как Всероссийского Государя. От вас зависит, если желаете, устроить снова царскую власть в России, но законным порядком, чрез разумные выборы представителей своих в Учредительное Собрание. А какой это будет законный порядок выборов, о том решат, уже не мы духовные, а Временное Правительство».

*             *            *

ПРИЧИНА ПЕРЕВОРОТА 1917 ГОДА: ТОЛПИЗМУ ОКАЗАЛИСЬ ПОДВЕРЖЕНЫ ВСЕ.

Российскую Империю в 1917 году угробили нагло и цинично. Ее сбили как мощный и надежный звездолет на взлете. Сбили давно устаревшей ракетой с ржавым и прогнившим оперением – революцией.

В бытие входили новые поколения, которые могли составить славу Отечества. Рожденные в Царской России и воспитанные в период правления Императора Николая Александровича, именно они были тем могучим людским потенциалом, которому предстояло ускорить развитие страны. Достаточно только вспомнить несколько имен и фамилий: технические гении – Игорь Сикорский (1889—1972), Владимир Зворыкин (1889—1982); выдающийся идеолог монархизма и крупный журналист Иван Солоневич (1891—1953). А сколько еще было молодых военных (цвета Русской Нации – тысяч кадетов и юнкеров, погибших на Гражданской) и так себя и не проявивших  в сражениях за родину с внешним врагом?!  Полный список их еще сильнее впечатляет…

Иван Лукьянович Солоневич родился в Белоруссии. И являлся выходцем из «поповско-крестьянской среды».

Баландохлебатели -поклонники советской газировки за 3 коп. в социальных сетях обычно ехидно обзывают настоящих, а не опереточных монархистов-булкохрустов «любителями хруста французской булки», намекая, что, мол, в Царской России хорошо жили только «эксплуататорские классы», а народ простой загибался.

История семейства Солоневичей совершенно опровергает «сиропо-газировочников» из СССР 2.0. И отец — Лукьян Солоневич и сыновья — Иван Солоневич и Борис Солоневич сделали себя сами. Они и образование получали, и работали. «Проклятая» царская власть ведь давала возможность выдвинуться представителям любых сословий и классов. Любопытна судьба двоюродного брата И. Л. Солоневича – Тимофея. Последний – типичный выходец из крестьянского круга стал профессиональным рабочим – металлургом и зарабатывал раз в пять больше родича-журналиста. Тимофей Солоневич кушал что хотел, жил хорошо, да еще и откладывал деньги на открытие своего собственного дела – мастерской или лавочки. Революция похоронила навсегда эти планы, лишив человека и заработка, и привычного быта.

Вообще, знакомясь с мемуарами, людей, живших в то время, поражаешься, насколько революция пришла неожиданно для нормального честного гражданина Империи. А еще ошеломляют толпы эгоистов (составленные из элементов всех сословий) ради своих грошовых хотений, забав и интересов расшибающие и социально-экономический уклад Империи, и самую жизнь. Сравним высказывания всего двух очевидцев: самого И. Солоневича и Н. Жевахова.

Николай Давидович Жевахов вспоминал:

«Перед окнами проходила одна процессия за другою. Все шли с красными флагами и революционными плакатами и были увешаны красными бантами… Вот прошла процессия дворников; за нею двигалась процессия базарных торговок; отдельную группу составляли горничные, лакеи, приказчики из магазинов…

Все неистово кричали и требовали увеличения жалованья; все были пьяны, пели революционные песни и грозили «господам»…

На лицах у всех была видна эта жажда крови, жажда самой безжалостной, зверской расправы, все равно над кем… Это было зрелище бесноватых, укротить которых можно было только пальбою из орудий».

Иван Лукьянович Солоневич же писал:

«Наконец − рухнуло. Рухнуло совершенно по пустяковому поводу. Обалделые толпы на Невском. Совершенно очумелые генералы в министерствах и штабах. Панически настроенная солдатня, для разгона которой довольно было бы одного кавалерийского полка…

Кабацкая сутолока в Таврическом дворце. Торжествующий и в то же время насмерть перепуганный Милюков. Честная сваха Керенский, сватающий пролетарского жениха к буржуазной невесте. Великие князья с красными бантами. Совершенно растерянное офицерство. Ни одной твердой опорной точки. Ничего. Даже разговаривать − и то не с кем».

Солоневич, бежавший вместе с сыном и братом из коммунистического концлагеря в Финляндию и присоединившись к эмиграции в 1934 году, надеялся найти силы. Реально противостоящие большевизму, а обнаружил все ту же толпу. В оценках Солоневич беспощаден и не только к другим, но и к себе самому:

«…Да, проворонили нашу родину. В частности, проворонил и я − что уж тут греха таить. Патриотизм? Любовь к родине? Кто боролся просто за это? Боролись за усадьбу, за программу, за партию, за церковь, за демократию, за самодержавие…

Я боролся за семью. Борис боролся за скаутизм. Нужно было, давно нужно было понять, что вне родины − нет ни черта: ни усадьбы, ни семьи, ни скаутизма, ни карьеры, ни демократии, ни самодержавия − ничего нет. Родина, как кантовская категория времени и пространства; вне этих категорий − пустота… И вот – проворонили».

Сознавая свою вину, Солоневич и разработал свое имперское учение, направленное на воссоздание России. Иван Лукьянович отлично понимал, что главный врагом державы является человек толпы, который самое прямое воплощение нашел в большевике, но толпизму оказались подвержены все: и либералы, и консерваторы, и республиканцы, и монархисты. «Белая Империя» и «народная монархия» — это средства для восстановления и настоящего русского, и Родины.

Понимая, что сословная монархия ушла в прошлое, а государя Николая Александровича сдало, в первую очередь, правящее сословие, Солоневич приходит к мысли создания государства корпоративного (не путать с государством-корпорацией!) во главе с законным монархом. Для своего «штабс-капитанского движения» (штабс-капитан для мыслителя – образ рядового русского монархиста!) Иван Лукьянович выработал три основных принципа строительства или, если угодно, реставрации Империи:

«Наше штабс-капитанское движение − движение:

1) Монархическое. Для нас монархия — безусловная политическая и даже техническая необходимость. В том случае, если бы потомство Романовых постигла судьба потомства Ивана Грозного, мы, «вожди», должны идти по путям Минина, Пожарского и Филарета: избрать нового «отрока» и, как сделали и эти люди, − избрать в кратчайший технически доступный срок. Мы, штабс-капитаны, за монархию будем драться.

2) Православное. Для нас православие − это источник нашего духовного и национального бытия, а не «религия большинства русского народа». Православие мы, ежели придется, будем защищать любыми способами − вплоть до вооруженного. Никакого «равенства религий перед законом». Никакой принципиальной веротерпимости. Мы будем «терпеть» или «не терпеть» в зависимости от обстоятельств.

3) Народно-демократическое. То есть оно пытается вернуться к тем истокам нашей истории, которые были изуродованы «дворянскими вольностями». Мы − за восстановление общенародного и общенационального единства, за общую для всех «государеву службу» и за оценку людей не по «разрядным книгам», а только и исключительно по службе».

Солоневич кажется излишне резким. По частностям с ним наверняка надо спорить, но в целом то он прав. Да и, фактически, дешифрует для XX века знаменитую Уваровскую триаду: «Православие – Самодержавие – народность», разве только меняя первый член триады со вторым местами.

Многие лидеры эмиграции Солоневича не поняли и не приняли. Результатом же стало навешивание ярлыков, которое продолжается и сейчас. На любом политическом форуме в интернете стоит только упомянуть Солоневича, как обязательно найдутся «господа» − «хрустобулочники», обзывающие его агентом НКВД. Так же и объявятся всенепременно «газирово-сиропочники за 3 коп.», которые запишут Ивана Солоневича в фашисты. Люди, любящие виртуальную ими самими придуманную Россию, Солоневича не терпят. И здесь все ясно. Имперское учение редактора «Нашей страны» прагматично. Он не вырывает никаких элементов из той же триады, не возвеличивает один над другим и не отказывает народу в построении «народной монархии».

Учение Солоневича никак не может быть политкорректным и толерантным. Сам он полагал, что на протяжении всей русской истории господствовали две доминанты: «уживчивость» и «не замай». Русские уживались с другими народами Империи, но и не давали покушаться на свои обычаи и традиции чужакам – «не замай!» Российская Империя не была Империей всеобщей терпимости (толерантности).

«”Ушел” Царь – пришла 282 статья. Сразу же»

Этому и учил Иван Лукьянович Солоневич! Это актуально и для русских монархистов по сию пору.

Александр Гончаров.

https://rusorel.info/prichiny-perevorota-1917-goda-tolpizmu-okazalis-podverzheny-vse/

Объявления

Если у вас не открывается наш сайт, вставьте VPN-расширение Browsec в Google.Наш адрес: iksvernopod@gmail.com

За Царя!

Here is the Music Player. You need to installl flash player to show this cool thing!

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ